Вы здесь

Ши-тцу отправляется в будущее - крионирование 5-й собаки в России

 

20-го марта 2012 года в Москве состоялось крионирование собаки. Звонок был, к сожалению, неожиданным. Собачка умерла утром, но позвонили нам только в 13 часов. Мы предложили хозяевам продолжать охлаждение собаки до тех пор, пока наши сотрудники ее не заберут, но, в то же время, не охлаждать ее до температуры ниже 0˚С.

Хозяева прислушались к нашим рекомендациям, и когда мы приехали, температура тела собаки на поверхности была +13˚C. Охлаждение продолжалось и во время поездки в операционную, которая в это время готовилась к перфузии.

Данную перфузию проводил наш главный научный специалист Юрий Игоревич Пичугин с помощью других сотрудников «КриоРуса». Несмотря на то, что он многократно участвовал в перфузии в США, в России он делал ее впервые.

Надо сказать, что «КриоРус» на данный момент хорошо подготовлен для проведения перфузии как людей, так и животных.

Далее предлагаем вашему вниманию выдержки из внутреннего отчета о ходе перфузии собаки.

«Собачка была доставлена в научную лабораторию КриоРуса 20 марта 2012 года в 19:00 в пакетах со льдом. Собака, кобель 10 лет, умер утром того же дня, но время не уточнялось. Диагноз – пневмония. Собачка весила ровно 5 килограмм. Внешний осмотр не выявил каких либо повреждений.
Операцию по обнажению аорты началась в 19:20.
2-4-е рёбра были рассечены у грудины хирургическими ножницами. Анализ тканей через небольшое отверстие выявил, что легкие были в кровоподтёках. Сердце было увеличено в размерах, вероятней всего от хронической ишемии, обусловленной пневмонией. Кровь в аорте и других видимых кровеносных сосудах не была свёрнутой.
После удаления жировых тканей вокруг аорты, металлическая канюля была вставлена в разрез аорты до её ветвления.
Все перфузионные растворы были приготовлены заранее к 17:30. Температура растворов была 7˚С.
Эти фотографии были сделанны в процессе перфузии.

Перфузия целого тела собачки через аорту началась в 19:50. Вводить гепарин не имело смысла, так как прошло уже много времени после смерти животного. Мы начали перфузировать сразу 15% глицериновым раствором.
В начальный период перфузионное давление не превышало 120 мм рт. Фактическое давление было 115 мм рт.
Перфузат медленно вытеснял кровь из сосудистой системы с периодическим появлением сгустков. Скорость вытекания была медленной из-за некоторой блокады кровеносных сосудов.
Постепенно кровь полностью вымылась из тела, что было видно по её количеству. И это был очень хороший признак, означающий, что перфузия шла равномерная по телу.
Судя по тонусу глазных яблок, перфузат поступал в голову. Отличие тонуса правого глаза от левого не замечалось, значит, перфузия головы была равномерной.
Мы увеличили перфузионное давление до 170 мм рт при введении 30% глицеринового перфузата, соответственно увеличилась и скорость перфузии.
Перфузионное давление для 30% глицеринового перфузата было стабильным (что свидетельствовало об отсутствии на тот момент каких-либо сгустков в кровеносной системе), поэтому мы увеличили давление до максимального: 190 мм рт для конечного 58% перфузата.

При введении двух литров 58% глицеринового перфузата в тело собачки перфузия была прекращена в 2:07 ночи 21 марта. При такой осложнённой перфузии нам удалось добиться относительно хорошего результата.
После окончания перфузии тело собачки было помещено в морозильную камеру с температурой -22˚С. Оно пролежало в камере около шести часов. Поверхность тела за это время охладилась до -10˚С, а головы до -17˚С. Жидкость в глазах не замёрзла, что является хорошим признаком того, что голова насытилась глицерином.
Мы поместили тело собачки в пластиковый пакет, завернули пакет в материю и положили его в прочный зип-пакет. Андрей Шведко транспортировал тело в термоконтейнере с аккумуляторами холода при температуре -20˚С. Утром того же дня зип-пакет с телом собаки было помещен в большой криостат с сухим льдом для дальнейшего охлаждения».

Поделиться