Вы здесь

Через тернии к звездам! Знакомьтесь: поэт и художник Геннадий Голобоков

 

 

 

 

 

Геннадий Григорьевич Голобоков родился в 1935 году в селе Малая Быковка Балаковского района Саратовской области.

В небольшом волжском городке Балаково ходил в школу влюбленный в звезды мальчишка. Товарищам Гена Голобоков давно заявил: вырасту – стану астрономом. Он очень любил рисовать, играл на скрипке, гармошке. Рисовал, не выпуская из рук карандаша ни на уроках, ни на переменах. На любом клочке чистой бумаги он набрасывал портреты друзей, тихие балаковские улочки, любимую Волгу. Его работы брали на городские выставки, посылали в Саратов. Через год Гена должен был получить аттестат зрелости, но случилось несчастье.

В солнечный летний день 1951 года все, о чем он мечтал, вдруг оказалось недостижимым. Судьба уготовила ему страшное испытание: нырнув с крутого берега балаковской реки Линевки, он ударился головой о песок. Друзья вытащили его уже без сознания. Перелом шейного отдела позвоночника. Сложнейшая операция была сделана в Саратовском НИИ нейрохирургии и ортопедии. Страшный диагноз – полная неподвижность. Шло время, одна больница сменяла другую. Он начинал понимать, что ему уже не подняться с постели. Поначалу это вызывало беспредельное отчаяние, до яростного нежелания жить. Хотя жизнь в прямом смысле слова врачи гарантировали. А юноше всего 16 лет.

Говорят, он не лишен способностей. Значит надо учиться. Упорно. Долго. Методично. Мускулы скорее крепнут у того, кто плывет против течения. Он яростно тренировал и мускулы души. А поводов для отчаяния у него было больше, чем надо. При поступлении в Московский заочный университет искусств из приемной комиссии ему ответили: необходимо личное присутствие на вступительных экзаменах, для всех без исключения. Тогда Геннадий Голобоков посылает письмо и несколько своих рисунков вице-президенту Академии художеств СССР В. А. Серову, который ходатайствует о приеме в университет. Мучительным для него было постижение ремесла: грамм везения на горы труда. А работать приходилось так:

Лежа на спине, пальцы постоянно в полусогнутом состоянии. Он не мог пользоваться обыкновенным ластиком, а лишь карандашом с маленькой резинкой на конце. Карандаши покупали ему только мягкие, т. к. нажимать он не мог. Кисть Геннадий сначала брал ртом. Потом переплетал ее пальцами. Подрамник стоял на груди. Одной рукой приходилось держать его. Руки уставали быстро. Иногда после единственного мазка художник просил отставить картину. Геннадий едва дотягивался до середины холста. Чтобы он мог нарисовать верхнюю часть, ему ставили полотно вверх ногами. Геннадий научился видеть написанное в любой позиции. И еще находил этому шутливое объяснение: «Космонавт в невесомости умеет работать хоть вниз головой». И космонавтов он любил писать не потому, что это модно. Он им был близок, как космонавт духа: «Я из тех, кто и в серой серости может к звездам найти разбег». 27 лет, прикованный к постели, Геннадий не знал ни дня отдыха.

Так работал самодеятельный художник Геннадий Григорьевич Голобоков. Он не сдался. Он знал, что человек может победить любые обстоятельства, если у него хватит мужества для борьбы.

Раздумьям о будущем, о призвании и возможностях человека посвящены все картины Голобокова Главную тему своего творчества художник определил так: психология людей будущего. Впоследствии в статье, подводящей итоги короткой жизни Голобокова, журнал «Техника – молодежи» напишет: «Пожалуй, именно за Голобоковым можно признать приоритет зачинателя направления «психологической фантастики» в научно-фантастической живописи».

Работы раннего (реалистического) периода в творчестве художника Голобокова – это своего рода художественная летопись родных мест и отражение «шагов истории самой». Вехи большой истории – в картинах «Война кончилась», «Первый трактор» и др. 50–е годы изменили жизнь балаковцев и облик самого города. Это начало больших строек. Молодежный Балаково – город 5 Всесоюзных комсомольских строек: 3 крупнейших в Европе химических завода, город, где построены Саратовская ГЭС и Балаковская атомная станция. Он пишет о трудовых буднях балаковцев («Элегия», «Строители пришли», «Рождение моря», «На новую квартиру») и др.

Но лишь в научно-фантастической тематике полностью раскрылись творческие возможности художника. Ограниченность в передвижении Голобоков-художник компенсировал динамизмом своих работ. Строгая графичность изображения, яркий локальный цвет, в который художник вкладывал символический смысл (зеленый цвет – символ жизни, голубой – цвет неба и воды, нежность, красный – борьба) делают живопись Голобокова декоративной. Однако за внешней декоративностью не теряется главное – человеческие устремления, выразительность композиции. В его работах нет фантастических пейзажей, инопланетян или сверхъестественных машин будущего. Голобоков первым среди художников-фантастов пытается представить и раскрыть психологический облик человека будущего. Герои Голобокова – красивые, мужественные люди с ясной целью. Они черпают силы у Земли («Улетающая на столетия», «И снова к звездам», «Четвертое измерение», «Шквал неизвестности») Картина «По ту сторону двери» написала кистью мужественного художника и рассказывает о любви человека к жизни. Одинокий космонавт, попавший на безжизненную планету, собирает в себе все силы, чтобы выжить, победить и вновь вернуться на Землю, к тому, теперь для него миражу, что «по ту сторону двери». В этой работе не реализованное при жизни и подсознательно воплощенное преодоление ограничения в пространстве личности художника Голобокова.

Как-то, сообщая о своих новых работах, Голобоков написал, что это «картины, глядя на которые, ты непременно начнешь размышлять». Именно стремлением разбудить фантазию зрителя, заставить его задуматься о завтрашнем дне и следует, вероятно, объяснять секрет большой популярности полотен Г. Голобокова. Каждая его картина – призыв к действию.

Испытание в начале пути – еще одна постоянно волнующая художника тема – «Один», «Чужое сердце», «Река времени», – в этих работах человек, столкнувшийся с несчастьем. Но даже «На краю бесконечности» – в работах инвалида Голобокова – торжествует жизнь! С 1958 года Геннадий начинает активно участвовать во Всесоюзных выставках самодеятельных художников, становиться Лауреатом Всесоюзного фестиваля самодеятельного творчества. Никто из жюри не знал о его болезни. «О себе писать не буду, т. к. художественная ценность моих картин и стихов от этого не возрастет». Он очень сердился, когда представляя его, добавляли подробности его жизни, и особенно «прикован к постели». Картины Геннадия Голобокова экспонировались на выставках научно – фантастической живописи во многих городах нашей страны и за рубежом: в Праге, Будапеште, Братиславе, Улан-Баторе, на Мадагаскаре и Лаосе.

Их высоко ценили космонавты, например, В. Севастьянов, П. Попович. А член Союза художников СССР, летчик-космонавт А. Леонов так оценивал творчество Голобокова: «Его картины на космическую тему, жизнеутверждающие, отличающиеся глубоким психологизмом, выполненные на хорошем профессиональном уровне, являются, на мой взгляд, заметным явлением в новом, «космическом», направлении изобразительного искусства». С некоторыми из космонавтов он был дружен – Л. Леонов, П. Беляев и др., Две его картины подарены американским астронавтам и хранятся в космическом центре США в Хьюстоне. И хотя не всегда все удавалось в смысле технических приемов живописи, но в его произведениях заложена глубокая мысль, зовущая зрителя на откровенный разговор о будущем.

Футуризм, устремленность вперед, в будущее и ввысь, – это  было отличным двигательным мотивом  не только вот уже нескольким поколениям молодежи, но и лейтмотивом на будущее в любые времена. Среди его картин мы видим и сейчас актуальные для нас сегодня темы, например: клонированный мамонт («НИИ генетики»), пробуждение астронавтов из криосна («Выход из анабиоза»).

Шли годы, и тяжелые приступы стали чередоваться со зловещей последовательностью. Он предвидел неизбежное и работал, работал. Стремился успеть написать еще хотя бы одно полотно. Он не давал себе передышки: окончил Народный университет искусств имени Н. Крупской, создал десятки замечательных полотен, несущих людям эстетическое наслаждение. Голобков стал лауреатом Всесоюзного фестиваля самодеятельного искусства, о его работах тепло отзывались народный художник СССР В. Серов, заслуженный деятель искусств РСФСР П. Покаржевский и другие известные художники.

И все же  умер Геннадий Георгиевич внезапно, с карандашом в руках 17 мая 1978 года.

Геннадий Голобоков не только художник, но и одаренный поэт. 

 

Цикл стихов «Братья по разуму»  – своеобразное дополнение к его картинам. 

Это единство поэзии и живописи, явленное в одной своеобычной человеческой судьбе, глубоко символично.

Но мы обязаны сохранить в памяти и главное произведение этого человека – сделанную им жизнь.

Фотогалерея картин Геннадия Голобкова.

Поделиться